Сбежавшие из страны соратники Виктора Януковича возвращаются в Украину. Фокус разобрался, от кого они скрывались и почему перестали бояться украинского правосудия

Бывший замглавы АП Андрей Портнов, экс-замгенпрокурора Ренат Кузьмин, вице-спикер Верховной Рады в 2012–2014 годах Игорь Калетник, а также глава Минздрава в правительстве Азарова Раиса Богатырёва. Это далеко не полный список некогда высокопоставленных чиновников, вернувшихся в Украину после победы «зелёных». Большинство из них бежали из страны в 2014-м. Одни жили в Европе, другие — в России, третьи — на территории оккупированного Крыма.

Пять лет назад Генеральная прокуратура рапортовала о старте десятков уголовных расследований, связанных с убийствами на Майдане и коррупционными схемами прежней власти. Большинством дел занимался Департамент специальных расследований ГПУ, который возглавлял Сергей Горбатюк. Их объединили и расследовали в рамках производства об организованной преступной группировке бывшего президента Виктора Януковича, финалом деятельности которой стали расстрелы протестующих в Киеве 20 февраля 2014 года.

Но оказалось, что шансы дойти до суда есть лишь у нескольких дел в отношении топ-чиновников домайданного периода. Во многом — из-за специфики преступлений и политической воли. В некоторых, как в деле «регионала» Юрия Иванющенко, прокурорам было сложно собрать доказательства из-за отсутствия доступа на оккупированные территории. В иных – не хватало политической воли поставить точку в расследовании, либо руководство ведомства намерено блокировало процесс. Например, касательно экс-министра юстиции Елены Лукаш – заместители генпрокурора Луценко Юрий Столярчук и Анжела Стрижевская просто отказались подписывать подозрение, а после передали ее кейс в НАБУ.

Такие дела, утверждает Елена Щербань, юрист Центра противодействия коррупции во всем мире расследуются туго, а в украинских реалиях это и вовсе неподъемная задача. «Известно о множестве случаев, когда следственную информацию сливали фигурантам производств, не проводили должные следственные мероприятия. Да и в прокуратуре постоянно возникали скандалы, – говорит она. – Чего стоит ситуация, когда два заместителя бывшего генпрокурора Луценко встречались с экс-министром энергетики Эдуардом Ставицким в Израиле! Они якобы вели переговоры о заключении сделки со следствием, что по закону не имели права делать. Или вспомнить, чем закончилось расследование в отношении Юрия Колобова, которого не признали членом преступной группировки Януковича – производство было закрыто. И ожидать в будущем эффективных расследований большинства дел, к сожалению, уже не приходится».

Статус Портнова

После победы на президентских выборах Владимира Зеленского одним из первых в Украину прилетел Андрей Портнов. «Хочу дать уверенный сигнал тысячам людей, которые покинули Украину: пора возвращаться, строить и восстанавливать», — заявил экс-замглавы Администрации президента.

Предыдущие годы Портнов жил то в России, то в Австрии. В Украину не приезжал из-за возможных уголовных преследований, хотя и понимал, что в большинстве эпизодов, где он фигурирует, следствие не собрало достаточно доказательств против него. Например, ГПУ расследовала возможную причастность Портнова к написанию «диктаторских законов», проголосованных парламентом 16 января 2014 года и направленных против активистов Евромайдана. Но связи между ними так и не обнаружили. До подозрения в эпизоде о возможном давлении Портнова на судей во время Революции достоинства дело также не дошло, хотя в прокуратуре полагают, что именно он организовывал звонки из АП главам судов, которые арестовывали активистов и лишали их водительских прав. Дело в том, что Портнов в своё время руководил в АП управлением по вопросам судебной реформы и судоустройства, проще говоря, был «смотрящим» над судебной системой, а потому имел возможность воспользоваться служебным положением.

В прокуратуре есть основания полагать, что именно он организовывал звонки из АП главам судов, которые лишали водительских прав активистов и арестовывали их.

Реальный срок мог угрожать Андрею Портнову, если бы прокуратура смогла доказать завладение им государственными средствами на общую сумму 137,6 тысяч гривен. Именно такую зарплату два киевских университета – Тараса Шевченко и экономический, выплатили политику за работу, которую он не выполнял. Но это дело было закрыто из-за недостатка доказательств.

До сих пор недорасследован эпизод и о возможной причастности экс-чиновника к аннексии Россией АР Крым. Во время процесса о госизмене Януковича в суде продемонстрировали записи «плёнок Глазьева», советника президента РФ. Из них следует, что перед началом оккупации Портнов якобы написал текст некоего постановления для ВР Крыма, принятием которого депутаты должны были заявить международной общественности, что не вся Украина хочет подписывать Соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Сначала за него взялась прокуратура полуострова, а летом 2019-го к расследованию подключилась СБУ. Как утверждает Сергей Горбатюк, руководство ГПУ не позволяло проводить эффективное расследование в отношении Портнова. Якобы один из заместителей Юрия Луценко, Юрий Столярчук, в 2016-м, недвузначно намекал ему, что производство в отношении Портнова лучше закрыть, дескать, в обмен на это политик будет полезен Банковой. В результате – дело закрыл генпрокурор. орбатюк также заявлял, что другой замгенпрокурора, Сергей Кизь, в 2019 году обратился в посольство Канады с просьбой снять санкции с Портнова, поскольку тот не имеет процессуального статуса подозреваемого, обвиняемого или подсудимого.

Ценят бывшего главу АП Януковича и в окружении нынешнего президента. Во-первых, у него хорошие отношения с Игорем Коломойским. Последний подтвердил это в нескольких интервью. А во-вторых, Портнов многие годы дружит с нынешним руководителем Офиса президента Андреем Богданом. Последний был помощником Портнова с декабря 2007-го по март 2009 года. Богдан не скрывает: «Это мой многолетний друг». По сведениям Фокуса, он нередко пользуется дружескими советами опытного юриста, как это было, к примеру, с указом президента о роспуске Верховной Рады. Заготовку этого документа соратник Януковича опубликовал в апреле, после чего в прессе заговорили о том, что Портнов консультирует штаб Владимира Зеленского. Правда, в команде будущего президента это назвали «фейком и чёрными технологиями».

Долг Кузьмину

Ещё один близкий Богдану человек — Ренат Кузьмин, ныне народный депутат от партии «Оппозиционный блок — За жизнь». Он был заместителем генпрокурора Виктора Пшонки, участвовал в операции по посадке Юлии Тимошенко и Юрия Луценко, а осенью 2013-го работал на должности замсекретаря СНБО. Первые месяцы после Майдана Кузьмин чувствовал себя в Украине спокойно: ездил на Донбасс, встречался там с «протестующими», говорил о необходимости новой модели государственного и территориального устройства Украины. В подполье ушёл после неудачной попытки баллотироваться в президенты. Видимо, узнал, что на тот момент ГПУ взялась расследовать законность задержания Луценко в декабре 2010-го. А потом появилось ещё одно дело: по факту завладения домом площадью 1068 кв. м на территории рекреационной зоны в Пуще-Водице. Правоохранители посчитали, что Кузьмин нанёс государству ущерб в размере 1,2 млн грн, за что ему «светило» от 8 до 15 лет тюрьмы. Расследования тянулись несколько лет, пока 22 августа 2019-го заместитель генпрокурора Кизь не закрыл дело Кузьмина по причине якобы недостатка собранных доказательств и в связи с тем, что «возможности их получения исчерпаны».

В 2010 году президентские выборы выиграл Виктор Янукович. Вскоре Портнов переметнулся из окружения Тимошенко к Януковичу, а обвинением лидера «Батькивщины» занялся Ренат Кузьмин. Нынешний руководитель ОП Андрей Богдан также участвовал в процессе. «Работали они вместе, но пострадал из-за этого один Кузьмин. Видно, чтобы не оставаться в долгу, Богдан его сейчас вытягивает», — считает экс-депутат, а в прошлом журналист-расследователь Татьяна Чорновол.

Участие Богдана в схеме по Тимошенко — ныне предмет рассмотрения в ГПУ. Одно из дел касалось фиктивной задолженности компании «Единые энергетические системы Украины» перед министерством обороны РФ времён премьера Павла Лазаренко. Андрей Богдан, работавший тогда советником Азарова по вопросам взаимодействия с судебными органами, представлял позицию Кабмина в суде. И трудился так «усердно», что суды нескольких инстанций постановили: взыскать с Украины сумму 3,1 млрд грн. «Подобные судебные решения не могли быть приняты ни при каких условиях. Ещё год назад по этому делу мы подготовили проекты сообщений о подозрении судьям, но руководство ГПУ их блокировало», — рассказывает Фокусу Сергей Горбатюк. Его следователи собирались предъявить Андрею Богдану подозрение, но не успели — новый генпрокурор Руслан Рябошапка переформатировал подразделение Горбатюка, так что ему пришлось уволиться.

Старые связи Калетника

Дважды упомянутый в нашем материале прокурор Сергей Кизь спас от уголовного преследования ещё одного политика времён Януковича — первого заместителя главы ВР в 2012–2014 годах Игоря Калетника. Того самого, который ставил на голосование «диктаторские законы 16 января».

В 2015-м ГПУ объявила подозрение 15 нардепам, причастным к появлению этих законов. Но поскольку к тому моменту Калетника, как и других фигурантов производства, уже не было в Украине, чтобы не нарушать процессуальные сроки, прокуратура приостановила расследование. В замороженном состоянии дело пребывало до лета 2019 года — ровно до тех пор, пока Кизь не сменил состав прокуроров, а после и вовсе не прекратил дело из-за якобы отсутствия состава преступления и решения суда.

После закрытия производства Калетник вернулся в Украину, сфотографировался у входа в Верховный Суд, а также пообещал, что будет судиться с прокурорами, якобы сфабриковавшими его дело.

Впрочем, возвращение Калетнику обеспечил не только Кизь. В окружении президента Владимира Зеленского есть ещё один его давний знакомый. Это бизнесмен Илья Павлюк. Во время парламентской кампании «Слуги народа» он возглавлял одну из четырёх неформальных групп влияния в штабе партии под условным названием «Регионы», а его племянник Максим Павлюк стал нардепом от этой политсилы. Сам Илья Павлюк ранее был помощником Игоря Калетника на общественных началах. В 2013-м СМИ называли его по-разному: и «решалой на таможне», и «посредником в таможенных вопросах», и даже «королём контрабанды» в западном регионе. Напомним, что с марта 2010-го по ноябрь 2012 года Гостаможню возглавлял Игорь Калетник.

После закрытия дела Калетника, не согласные с этим прокуроры управления спецрасследований подали жалобу. На словах прокурор Рябошапка согласился с доводами, а на практике – уже два месяца решает, возобновлять производство или нет.

Чиста перед судом. Проведя две ночи в СИЗО, Раиса Богатырёва вышла оттуда в прекрасном расположении духа

Арест Богатырёвой

Бывшая руководительница Минздрава Раиса Богатырёва прилетела в Киев из Минска 27 августа. Как только экс-чиновница ступила на украинскую землю, её задержали пограничники и передали сотрудникам Нацполиции. Основание для ареста — объявленное ранее подозрение в завладении бюджетными средствами в особо крупных размерах во время закупки вакцин. Задержание произошло, несмотря на то что ровно за неделю до этого Голосеевский райсуд Киева обязал столичную прокуратуру закрыть против Богатырёвой производство из-за отсутствия доказательств и окончания сроков досудебного расследования. На момент прилёта прокуратура подала апелляцию, а МВД экс-министра с розыска не сняло.

В СИЗО Богатырёва пребывала недолго. После решения об аресте суд выпустил её под залог 6 млн грн, который внёс народный депутат Вадим Новинский, близкий к олигарху Ринату Ахметову.

По информации источников Фокуса, в Украину Богатырёву привели бизнес-интересы — в Киеве она собиралась провести переговоры о продаже активов своего сына. Политолог Владимир Цибулько считает, что гарантии безопасности ей дал вернувшийся ранее Андрей Портнов. «Судя по тому, какую роль он играет в формировании правовой атмосферы в стране, у Богатырёвой были все основания на него положиться», — говорит он.

В свою очередь в Центре противодействия коррупции отмечают, что у генеральной прокуратуры были возможности расследовать куда более перспективные дела по Богатыревой. «Мы ни один раз обращались в ГПУ с требованием расследовать ее участие в других схемах на миллиарды. Например, эпизод с закупкой машин скорой помощи в 2013-м, – говорит Елена Щербань. – Но время упущено. Сегодня уже почти невозможно расследовать подобные кейсы – никто не знает, сохранились ли доказательства».

Продолжение следует

Параллельно с украинскими правоохранительными органами дела соратников Януковича расследовали следственные органы других стран. Например, Швейцария не только арестовала средства семьи бывшего депутата от Партии регионов Юрия Иванющенко, но и передала Украине банковские документы, помогающие доказать незаконное происхождение 72 млн швейцарских франков, полученных Иванющенко от продажи квот по Киотскому протоколу. Также у иностранных коллег-следователей есть материалы по экс-вице-премьеру Сергею Арбузову, которые могут помочь расследовать дела против него в Украине. Но будут ли они востребованы нашими правоохранителями и что будет с делами экс-министра внутренних дел Виталия Захарченко, бывшего генпрокурора Виктора Пшонки, экс-премьер-министра Николая Азарова и остальных чиновников, которых ГПУ до недавнего времени причисляла к организованной преступной группировке Януковича? Нынешний прокурор Руслан Рябошапка не считает нужным сохранять эту связь, поэтому разделяет кейсы между НАБУ, ГБР и полицией.

«Именно рассмотрение всех дел через призму деятельности одной преступной группировки Виктора Януковича – тот стержень, на котором держались все расследования, в том числе убийств активистов на Майдане, – говорит адвокат семей Героев Небесной Сотни Виталий Тытыч. – Но когда генпрокуроры Виктор Шокин и Юрий Луценко поняли, что такой подход может привести к реальным результатам, они начали от него отказываться. Ныне Рябошапка может окончательно все разрушить».

Понять настрой украинских силовиков можно будет по истории с экс-министром юстиции Еленой Лукаш. В октябре ГПУ таки объявила ей подозрение, инкриминировав завладение бюджетными средствами в особо крупных размерах, выделенных Минюсту на закупку услуг, необходимых для выполнения Общегосударственной программы адаптации законодательства Украины к законодательству ЕС. Речь идёт о 2,5 млн грн. Как говорят специалисты, это дело простое и с ним может справиться даже юрист-первокурсник. При условии, конечно, политической воли. А вот её, скорее всего, не будет, ведь Лукаш — не только близкая соратница Андрея Портнова, но и бывшая коллега Руслана Рябошапки. Когда она работала в правительстве Азарова, нынешний генпрокурор был замдиректора Департамента юридического обеспечения секретариата Кабмина. Так что спрогнозировать результат дела Лукаш, хоть сколько бы простым оно не было с точки зрения доказательства её вины, может не только юрист-первокурсник, но и любой, кто следит за политической игрой нынешней власти. А она бывшим соратникам Януковича в Украине теперь только рада.

Новости партнера Vse.Media