Вы удивитесь, но ведущие сети продуктовых и строительных супермаркетов, сети АЗС, производители алкоголя являются экспортерами зерна. Что это значит?

Правительство робкими шажками пытается выстраивать контроль над финансовыми потоками, которые прячутся от украинского налогообложения в других странах.

Парламент ратифицировал соглашение с США о раскрытии украинскими банками информации о счетах американцев в Украине, рассчитывая на зеркальный ответ со стороны американцев.

С декабря 2019 года в Украине вступит в силу конвенция MLI — часть плана BEPS. Она предполагает, что налоговое соглашение между странами не может использоваться для уклонения от уплаты налогов.

Компаниям украинских собственников в других государствах необходимо будет доказывать реальность ведения бизнеса и отсутствие искусственно сформированной структуры.

Впрочем, говорить о какой-либо эффективности и отдаче от принимаемых мер сложно. Это долгий и непростой путь, предусматривающий также модернизацию украинского законодательства. Легких больших побед на этом пути не будет.

Тем не менее, у правительства Алексея Гончарука есть возможность продемонстрировать быстрый результат в борьбе с теневыми финансовыми потоками. Стоит лишь всерьез заняться темой «серого» зерна, которое превратилось в основной инструмент конвертеров.

О нарастающей проблеме «серого» зерна говорится не первый год, но воз и ныне там. «Тема» удобна бизнесу, политикам, чиновникам, правоохранителям. К «отмывочным» конвертационным технологиям причастны и транснациональные компании, которые пользуются поддержкой самых влиятельных посольств.

Не секрет, что в Украине значительная часть операций проводится за «кэш». Торговля на рынках, продажа контрабанды через интернет-магазины, строительство — все эти направления генерируют большие объемы наличности.

Аграрный экспорт стал механизмом, который позволяет наиболее беспроблемно вывести и легализовать за границей черный «нал» и еще заработать на «отмывке».

Конвертационная цепочка начинается с фермера. Почти каждый аграрий заинтересован продать часть урожая за наличные, ведь «кэш» — это его чистая прибыль без потерь на налогах. Агрохозяйства иногда намеренно занижают урожайность, чтобы реализовать «избыточное» зерно нелегально.

На рынке сформирована целая сеть посредников, скупающих зерно у фермеров за «черный» «нал» в хозяйствах или прямо из-под комбайна. Продукция оформляется на фиктивное предприятие с подставным директором, водители везут товар на приемку на терминал в порту или элеватор с «левыми» ТТН.

Вокруг основных мест экспорта или переработки сельхозпродукции (терминалы, элеваторы) вырос настоящий теневой рынок. Здесь экспортеры расплачиваются наличными с первичными скупщиками без оформления каких-либо документов.

Этот рынок имеет открытые телеграмм-чаты. Там ежедневно передают информацию о том, на карточку какого предприятия завозить зерно, точки приема, цены. По документам, зерно передается экспортеру по договору комиссии.

Дальше экспортер перепродает товар связанной c ним компании-нерезиденту на условиях CPT (доставка до портового терминала). Три года назад это были классические офшоры: Панама и Британские Виргинские острова.

После скандала с Panama Papers для прогонки средств от реализации зерна стали использовать английские и шотландские партнерства. Обслуживающими финансовыми учреждениями были в основном балтийские банки.

Последний тренд — чешские и польские компании, открытые на украинцев, часто уроженцев Донбасса. Получив право на реализацию зерна, польский, чешский или эстонский резидент продает его реальному покупателю — офшорной компании крупного международного трейдера, а тот уже платит за перевалку и фрахт судна.

Так мы подходим к самому главному. Оплата за зерно попадает к нашему нерезиденту, но на счета украинского экспортера-комиссионера не возвращается.

Выручка уходит на счета «инвестора», профинансировавшего в Украине покупку зерна за «кэш». Таким образом, находящийся в Украине «черный» «нал» через зерно конвертируется в «безнал» на зарубежных счетах.

Фиктивные предприятия, на которые оформляется зерно, регулярно «хлопает» налоговая милиция. Открываются уголовные производства, но проблему это не решает. Экспортеры-комиссионеры, отработав пять-шесть месяцев и отгрузив 100-300 тыс тонн зерна, уходят в «спящий» режим. На их место заходят другие.

Схема успешно работает во всех крупных морских портах, на всех крупных зерновых терминалах, в том числе уважаемых транснациональных компаний.

Схема связана не только с зерновыми. Невозврат валютной выручки — привычное явление и при переработке подсолнечника на заводах в Николаеве и Днепре. Отличие от зерновой схемы в том, что фиктивные компании завозят купленный за наличные средства подсолнечник на МЭЗ и сразу же получают таможенные декларации на масло и шрот, погруженные на корабли.

Масштаб этого бизнеса впечатляет. Приведу несколько цифр.

Первое место в Украине по экспорту зерновых удерживает Николаевский морской торговый порт. За 2018-2019 маркетинговый год он экспортировал 13,8 млн тонн зерновых. На втором месте порт «Черноморск» — 12,8 млн тонн. Лидеры перевалки в этих портах — терминалы транснациональных компаний.

За два года каждый из них перевалил 3,7-4,3 млн тонн зерна. Причем 20-25% от общего объема, до 1 млн тонн зерна, на каждый терминал поставлено «серыми» экспортерами. В деньгах это в среднем 150-250 млн долл. Такая сумма «отмывается» только на одном крупном зерновом терминале.

Схема не смогла бы работать так успешно, не будь в нее вовлечены международные трейдеры. Украинские «теневики» лишь доставляют зерно на терминал. Скупают у них продукцию, переваливают и вывозят из страны ТНК.

Уважаемые международные трейдеры половину зерна приобретают официально у своих украинских представительств, половину — у «теневиков». Это легко отследить и проверить, ведь и «белое», и «серое» зерно грузится на один корабль.

Как корпорации мирового уровня могут участвовать в «отмывочных» схемах?

На первый взгляд, международные аграрные корпорации установили жесткие правила, ограждая себя от сотрудничества с сомнительными поставщиками.

Чтобы заехать на терминал международного зернового трейдера в порту, компания-поставщик должна быть аккредитована как добросовестная и иметь прозрачную структуру акционеров. ТНК обязаны проводить процедуру compliance, проверяя поставщиков не менее тщательно и жестко, нежели банки.

Увы, система дает сбой на уровне менеджмента представительств международных трейдеров. Многие из них закрывают глаза на легальность происхождения зерна. Скажу больше: некоторые, вероятно, «в доле».

Как только налоговая милиция приходит на терминал с ордером на арест «серого» товара, зерно мгновенно задним числом переводится на резервные легальные украинские компании, или оказывается, что товар передан на комиссию и для его ареста неправильно оформлены документы.

Знают ли об этом в центральных офисах ТНК? Вопрос риторический. Возможно, их убедили, что по-другому вести бизнес в Украине не получается. Блокировать «серый» рынок можно быстро и эффективно. Удар нужно наносить с двух сторон.

Во-первых — изменить нормативную базу: запретить расчеты за зерно в валюте с условием поставки CPT, оставив только условие FOB. Как только «серые» экспортеры будут вынуждены платить за перевалку, это сделает их более уязвимыми для налоговых и правоохранительных органов.

Во-вторых — инициировать аудит всей системы зернового экспорта. ГФС, где остается налоговая милиция, таможне и налоговой необходимо проанализировать базу данных таможенных деклараций, сделать выборку по кораблям, установить, какие украинские компании оформляли ГТД на эти корабли.

Простой проверки YouControl достаточно, чтобы определить фиктивных экспортеров. Дальше нужно добиваться получения информации у служб финансового мониторинга ЕС и США о движении валютной выручки, фактически украденной у Украины и отмытой в европейских и американских банках.

Понадобится политическая воля руководства страны, ведь мы затронем интересы влиятельных глобальных игроков. Однако без перекрытия схем с зерном любые шаги по деофшоризации будут лишь красивой картинкой для избирателя.

Ликвидация рынка покупок за «кэш» принесет миллиарды гривень дополнительных налоговых поступлений в бюджет и усложнит жизнь бизнесу, сидящему на наличных расчетах. Также следует закрыть зерновые схемы с фиктивным НДС. Они хорошо известны и ГФС, и ГНС, но все еще активно используются.

Коротко о том, как это работает. Импортеры завозят в Украину китайские и турецкие товары, продают оптовикам на рынках за наличные, после чего у них остаются большие объемы уплаченного импортного НДС. Чтобы не бросать НДС, его «сворачивают» с зерном. Тариф — около 8% от общей суммы платежа с НДС.

Купив «серое» зерно или продукты переработки масличных, импортеры поставляют их на экспорт. Возместить НДС из бюджета в этом случае невозможно, так как не прослеживается производитель продукции, но зачесть внутри себя и не заплатить НДС в бюджет — можно.

Вы удивитесь, но ведущие сети продуктовых и строительных супермаркетов, сети АЗС, производители алкоголя являются экспортерами зерна.

Мы обращались в различные государственные структуры с предложением создать совместную рабочую группу, куда вошли бы представители ГНС, ГФС, ГТС, Нацбанка, Минфина, СБУ, профильного комитета Верховной Рады.

Совместно с экспертами и представителями общественных организаций группа могла бы оценить масштаб проблемы и выработать законодательные предложения. В ответ услышали, что на это нужна «политическая воля».

Ввиду этого обращаюсь к Владимиру Зеленскому и Алексею Гончаруку: дайте сигнал перечисленным структурам, что у вас есть политическая воля для борьбы с теневым рынком. Без вашей отмашки они не решаются заняться проблемой.

Владислав Белах

Новости партнера Vse.Media